В НИЯУ МИФИ готовят уникальных специалистов в области ядерной медицины

Владимир Сергиенко, руководитель отдела радионуклидной диагностики и позитронно-эмиссионной томографии ФГБУ «НМИЦ кардиологии» Минздрава России, доктор медицинских наук, профессор, давно сотрудничает с НИЯУ МИФИ. Участвует в разработке учебных курсов, является членом экзаменационных комиссий, организует практику студентов и очень ждет выпускников МИФИ в лабораториях своего отдела – радиоизотопной диагностики, биологического и физико-химического анализа. Кстати, именно в этом отделе впервые в нашей стране внедрили методы радионуклидной диагностики внутренних органов, разработали множество новых радиофармпрепаратов.

Владимир Борисович принял участие в торжественной церемонии вручения дипломов в НИЯУ МИФИ: поздравил выпускников Инженерно-физического института биомедицины (ИФИБ) НИЯУ МИФИ и рассказал о том, каких специалистов ждут в крупнейшем медицинском исследовательском центре страны.

– Медики НМИЦ кардиологии используют практически все известные в мировой практике радиодиагностические методы, как в кардиологии, так и в смежных дисциплинах, применяют методы радионуклидной томографической диагностики. Эти методики начинали развивать впервые в нашей стране мои учителя, а я отношусь ко второй волне врачей-радиологов, – рассказывает В.Б. Сергиенко. – Ядерная медицина – многопрофильная медицинская сфера, тесно связанная с целым рядом физических, математических, технических дисциплин. Например, изотопная диагностика немыслима без математики, рассчитать физиологические процессы невозможно без физиков. К тому же, необходимо иметь навыки обращения с очень сложным диагностическим оборудованием. Поэтому нам нужны специалисты на стыке наук – владеющие и физикой, и математикой, и программированием. Таких, к счастью, выпускает ИФИБ НИЯУ МИФИ.

– Чем именно занимаются медицинские физики в вашем подразделении? В каких направлениях деятельности вашего медицинского центра могут найти применение выпускники ИФИБ?

– Есть несколько важнейших направлений, где без таких специалистов не обойтись. Например, врачу при проведении лучевой терапии крайне необходима помощь медицинского физика. Он рассчитывает дозы облучения для диагностики и лечения, обеспечивает радиационную защиту пациента, всего персонала. Сейчас активно развивается магнитно-резонансная томография, где используются разные «контрасты», имеющие свою кинетику движения в организме. И эти процессы нам важно «оцифровывать» — то есть иметь точные данные об их активности в разное время, что могут сделать специалисты с фундаментальным физическим образованием.

– У вас уже работали на практике студенты из МИФИ. Что скажете об их подготовке?

– Студент Андрей Дворянчиков в течение года работал в нашем кардиоцентре. Мы, честно говоря, думали, что будем долго обучать его работе с высокотехнологичным оборудованием. А он за два дня освоил томографы, методика работы которых основана на сложнейших математических программах.

Все эти новые технологии в медицине появились благодаря атомному проекту, развитию ядерной физики в середине прошлого века. В то время, когда физики-ядерщики только переключились на медицинскую тематику, многие из них недооценивали масштаб работ, считали, например, томограф намного более простой технологией по сравнению с атомным оружием. На деле оказалось, что это сплав наук – физики, математики, информатики, электроники, и для работы над новым проектом нужны особые высококлассные специалисты, обладающие междисциплинарным образованием. Кстати, в то время атомщикам не удалось создать отечественный томограф. Глядя сейчас на выпускников НИЯУ МИФИ, уверен, что они разработают и создадут высокотехнологичное медицинское оборудование. Я в них верю!

– Помимо медицинских физиков, которых выпускает МИФИ, какие специалисты вам ещё нужны?

– Конечно, медфизик – это общее название, а в медицине множество направлений. То, что делается в МРТ, недостаточно для позитронной или изотопной томографии. Везде свои технологии, и в каждой из них должен быть свой медицинский физик – узкоспециализированный. Например, в планировании лучевой терапии, умении подобрать дозы облучения для пациента, просчитать зоны облучения, получить информацию о функции органа.

В настоящее время в мире только для исследований мозга разрабатывается около 1000 препаратов! Это означает, что с помощью ПЭТ, МРТ мы можем изучить тончайшие моменты деятельности мозга. Перспектива громаднейшая! Поэтому нам нужны еще химики, вернее, специалисты, знающие и физику, и химию.

– Ряд дисциплин и учебных курсов для студентов ИФИБ НИЯУ МИФИ разработан вместе с медиками. Хватает ли этого набора знаний студентам, которые приходят к вам на практику?

– Очевидно, что все знать невозможно. Поэтому лучший вариант – когда студенты приходят к нам на практику и у нас доучиваются. Фундаментальное образование в МИФИ великолепное – я присутствовал на экзаменах и мог лично в этом убедиться. Я вижу огромные перспективы для развития ядерной медицины с приходом в нее таких высококлассных специалистов.